"В семье" № 5
Родительский час


Школа для искателей приключений

 

Лиора Гитис

Фото автора

 

Сегодня, по прошествии нескольких десятков лет, можно сказать, что эксперимент удался. Во-первых, у основателей школы появилось много последователей - в Израиле функционирует уже около 200 подобных школ-интернатов различных профилей и направлений. А во-вторых, школа «Мидрешет Сде-Бокер» остается одной из самых престижных.

 


Более четверти века назад группа молодых исследователей и учителей решила провести научно-педагогический эксперимент. На юге страны, возле кибуца Сде-Бокер, где последние годы своей жизни жил и работал Давид Бен-Гурион, была создана особая школа-интернат. Единственная в те времена, в учебную программу которой, кроме традиционных дисциплин, входили: геология, орнитология, экология, топография. Методика обучения включала регулярные походы – природу здесь изучали непосредственно на местности. Таким образом, словосочетание «окружающая среда» из общего понятия превращалась для учеников в конкретную информацию об особенностях пустыни, о водных источниках страны, о её флоре и фауне. Поступить сюда могли только те, кто хорошо учится. Частично учебу оплачивали родители.

 

Маршруты разной степени сложности требовали от учащихся качеств, которые следовало воспитать: городским домашним детям не хватало внутренней собранности, готовности к взаимовыручке и умения быстро ориентироваться в сложных обстоятельствах.  

 

Многое, очень многое зависело от педколлектива. Учителя проживали в соседних общежитиях и были доступны ученикам практически в любое время.

 

Сама школа небольшая, на 250 учеников. Расположена в живописном месте, рядом с парком, высаженным вокруг могил Давида Бен-Гуриона и его жены Поли. Отсюда открывается вид на нерукотворные рельефы пустыни, изборожденной руслами некогда бурных рек. Одно из них – русло реки Цин, пересекающее Негев с запада на восток – излюбленный походный маршрут. Южнее – глубокое (60 метров) ущелье Увдат. По дну его течет ручей, прячась в камышовых зарослях – здесь всегда прохладно, а в озерце, образованном водопадом, можно искупаться. Чуть дальше – археологические раскопки древнего набатейского (союз арабских племен) города Авдат.

 

Природные особенности Негева и следы человеческой деятельности в веках, научные достижения на сегодняшний день и потенциал этих мест – вот то, что постигают дети в школе «Мидрешет Сде-Бокер» в дополнение к другим обязательным предметам. Живут они в академическом городке, на одном пятачке с филиалами университета им. Бен-Гугиона – Институтом исследования Негева, Институтом наследия Давида Бен-Гуриона, Национальным институтом солнечной энергии им. Яакова Блуштейна. Изначальная причастность к миру науки налагает отпечаток на стиль жизни ребят. Принимают сюда с 14 лет – на последнюю, гимназическую, ступень обучения. При этом учитываются не только знания, но и личные качества, и потенциальные возможности претендентов. Словом – конкурс. «Зато, – говорит заместитель директора школы Дафна Арбель, – около 90% наших выпускников получают аттестаты зрелости и поступают в университеты. Многие продолжают изучать то, к чему возник интерес ещё в школе. Например, трое бывших наших учеников, увлекавшихся птицами, уже защитили доктораты по орнитологии». Кстати, на «птичьем дворе» интерната все построено и оборудовано самими ребятами по их же проектам.

 

Самостоятельность учеников – вот, пожалуй, то, что отмечает даже первый, поверхностный взгляд. И доброжелательность. А иначе нельзя было бы, наверное, вместе жить целых четыре года. Каждое утро встречаться в общей столовой. А потом вместе идти в классы. И все те же лица в бассейне, на футбольном поле, на теннисных кортах. И в недельном походе. Что ещё характерно для ребят этой школы, так это отсутствие проявлений агрессии. У каждого есть право быть самим собой. Каждый уважает личность другого. На этом и строятся взаимоотношения.

 

Походы. Они бывают однодневные, двух– и трехдневные, и более длительные, когда приходится ночевать в спальных мешках, самим готовить  еду и заботиться о бытовых удобствах. Конечно, всему этому учат. Специальный курс, рассчитанный на год. Туда входит и оказание первой помощи, и чтение топографических карт, и ориентирование на местности.

 

Программа обязательных походов составляется на год вперед. Но есть и походы индивидуальные, в которые учащиеся отправляются по собственному желанию. Как правило, такие вылазки возможны в день, когда рано заканчиваются уроки. Идут отрядами по четыре человека. Если новички, то обязательно подключают кого-то из старшеклассников. Но и к этому походу нужно подготовиться, это не прогулка. У главного куратора походов Моше Эйтана заполняются специальные бланки, где указываются маршрут, имена участников, время выхода и возвращения, номера мобильных телефонов и т.д. Куратор дежурит на своём рабочем месте, постоянно поддерживая с ребятами телефонную или радиосвязь. Всегда наготове джип, который в случае необходимости выезжает на помощь.

 

Интересно ходить по маршрутам с инструкторами-бедуинами, они отличные следопыты, выросли в пустыне и знают ее секреты.

 

Учеба. Безусловно, основное время ребята проводят в классах. Математика, физика, химия, история, литература, ТАНАХ, иностранные языки – все это изучается, как положено, за партой. Но геология – в уникальном геологическом заповеднике в центре Негева под названием Махтеш Рамон – огромном кратере (40 на 18 км.кв), созданном природными катаклизмами на протяжении миллионов лет. Или в геологическом парке Тимна с его гигантскими скульптурами из (Окончание на стр. 25) красного нубийского песка, выточенными водой и ветром. В приморский город Яффо школьники едут на урок экологии, чтобы воочию убедиться, как человек повлиял на изменения средиземноморской прибрежной полосы – порт, крепость и т.д. А в Эйлате, на Красном море, им рассказывают о Сирийско-Африканском разломе, идущем от берегов Африки и образовавшем по прямой Эйлатский залив, Аравийскую пустыню, Мертвое Море, Иорданскую долину, озеро Кинерет – до горы Хермон (самая северная и самая высокая точка Израиля). Птичьи повадки и птичьи болезни школьники изучают во дворе собственной школы, где поселились интересные экземпляры пернатых. Но и это еще не все. По желанию учеников и с согласия дирекции в школьную программу могут быть включены любые дополнительные дисциплины. Например, психология. Или театральное искусство. Кстати, как отмечают сами ребята, даже поголовной компьютеризацией из Мидрешет Сдэ-Бокер книгу не удалось вытеснить. В школе хорошая библиотека, которую помогают пополнять родители учеников. И ребята читают. И даже сидя на подоконнике, совсем как когда-то их дедушки и бабушки.

 

Клуб. Он по-настоящему «свой». Каждая стенка оформлена своими школьными художниками. А в уголочке, в баре, вместе с прохладительными напитками можно получить тост, сэндвич или пиццу, приготовленные своими же кулинарами. Эти деликатесы продаются за символическую плату. Вырученные деньги идут потом на проведение какой-нибудь внеплановой вечеринки, или на покупку очередного чуда электронной техники.

 

Изобретательность и неординарное мышление – законы, на которых зиждется благоустройство скромного жилья и быта. Все, что строится здесь ребятами, должно соответствовать законам природы и вписываться в пейзаж. Живут школьники в одноэтажных домиках, украшая их и прилегающие дворы по своему усмотрению. Недавно обитатели одного такого домика выкопали в своем дворе большую яму, которую назвали бассейном, забетонировали ее изнутри, и наслаждаются вечерними ваннами. Мирные инициативы школьным начальством не пресекаются. Я беседовала со многими ребятами. Они считают большим везением в своей жизни – учебу в Мидрешет Сдэ- Бокер. На вопрос о том, что же именно им нравится, Эли Кунцман, который скоро заканчивает школу, ответил:

 

– Здесь нет эгоистов.

 

Эгоистов нет. Это уж точно. Почти половина каждого выпуска добровольно берет на себя дополнительную миссию – год перед армией поработать на общественных началах с социально неблагополучными семьями, с трудными подростками. Это не сокращает срока армейской службы, не даёт никаких льгот. Просто они сами так хотят. Так их воспитали.

 

Один из школьников сказал: здесь есть всё, что только можно пожелать, кроме мамы с папой.… Дети, понятное дело, иногда скучают по родителям, особенно поначалу. Но и родители, рискнувшие отправить детей в интернат, скучают не меньше. Однако, судя по опросам, и те, и другие уверены, что поступили правильно. Родители – потому, что важно растить детей самостоятельными, независимыми, ответственными за себя и свои поступки. Дети, потому что… согласны с ними. Поэтому через школу-интернат Мидрешет Сде Бокер нередко проходят все дети из одной семьи. Сейчас, например, здесь учится шестой ребенок Ноя Меира – жителя севера страны. Пятеро старших, окончив школу и отслужив в армии, пошли в ВУЗы. Интересно, что некоторые выпускники, получив высшее образование, возвращаются в школу уже в новом статусе, преподавателями – Гиль Яари, Шахар Раве, Таль Роговски. Нынешний директор интерната Алон Малькиор тоже учился здесь.

 

Так что, перефразируя слова песни, можно сказать: «школа остаётся с человеком». Вернее, человек со школой. 


Я знал куда иду


утверждает Давид Моргенштейн, выпускник школы-интерната Мидрешет Сдэ-Бокер. В этом году он заканчивает первую степень по биологии в Еврейском университете в Иерусалиме. Собирается учиться дальше. Его интересует герпетология – наука о змеях. Как выяснилось, именно они, змеи, и привели Давида в Сдэ-Бокер.

 

Но откуда у иерусалимского подростка такая тяга к змеям? Где ты с ними встречался? Прямо в центре города – в университетской лаборатории. На каникулах – каждый день, а в учебное время – дважды в неделю. Меня, десятилетнего, туда привел старший (двоюродный) брат. Он знал, что я люблю животных. И он же рассказал мне о школе в Сдэ-Бокер, потому что тоже знал: скучно мне в обычной школе. Скучно. Хоть и учился я без проблем.

 

И ты был готов жить вдалеке от родителей, в незнакомом месте, где твоя жизнь регламентирована?

 

Поначалу – нет. Были моменты, когда хотелось домой. Я ведь единственный ребенок у мамы с папой. Имел все, что хотел. Позволял себе делать то, что нравилось в данный момент, а не то, что полагалось. Мне всегда напоминали: «опаздываешь в школу», «делай уроки», «вымой руки». И вдруг я остался один. Началась совсем другая жизнь, в каком-то смысле напоминавшая армию. Ты должен слушаться инструкторов. Обязан убирать комнату, вовремя являться на занятия, в столовую... Тяжко с непривычки. И тут я понял, что такое выбор. Хочешь – учись, хочешь – возвращайся домой. И я решил остаться. Место мне очень нравилось. Такое маленькое, тихое – интимное, посреди большой пустыни. Пришлось привыкнуть и к жаре. В общем, было и трудно, но очень кайфово начинать новую жизнь.

 

И когда же ты созрел, когда перестал скучать по дому?

 

В конце второго года обучения. Мне понравилась сама идея «другой жизни». У меня появились друзья, с которыми мы совсем не скучно прово- дили время. Вокруг было много такого, чего бы со мной в обычной городской жизни не случилось. Я помню первые мои зимы в Сдэ-Бокер 91-92-го годов. В Негеве вдруг выпал снег, в 40 километрах южнее Беэр-Шевы лежал десятисантиметровый слой. Это большая редкость. Встаешь утром – все бело. Однажды я проснулся от странного шума. Вышел в коридор и вижу, в наш корпус входит целое семейство газелей. Они обычно приходили зимой в парк, щипали траву. А тут вдруг – нет травы, под снегом. Вот они и явились к нам поесть и отогреться, эти животные не боятся людей… Или походы. Их было много, и все разные. Вышли в начале октября с тяжеленными рюкзаками, спали в палатках. И просыпались от холода – лужи к утру затягивались льдом. Нам не удавалось на газовых  горелках разогреть чай – газ кончался раньше, чем вода закипала... А днем жара стояла. Походы по пустыне невозможно забыть: идешь, идешь километры... Меняются пейзажи, меняется свет. Это так красиво… И тишина. Есть в Негеве места просто первозданные, нетронутые, они вызывают особенно острые ощущения. В общем, все это можно либо любить, либо ненавидеть. Я это люблю.

 

Отличались ли твои интернатские друзья от иерусалимских?

 

Да, очень. Эта школа для других людей с другими интересами и другими потребностями. В Иерусалиме мы с одноклассниками любили ходить в кино, болтаться по торговому центру, съесть пиццу или гамбургер, попить колу – «щенячьи радости». В Сдэ-Бокер совсем другие вещи на повестке дня, да и вечера тоже. Но если ты чувствуешь себя в сильной зависимости от города, то его лучше не оставлять.

 

Как складывается ваша жизнь после окончания школы, куда пошли твои друзья, получив аттестат?

 

Абсолютное большинство – в ЦАХАЛ, в боевые части; нас было на потоке 60 человек, по тридцать в каждом классе. Многие закончили офицерские курсы. Потом различные вузы. Это очень качественные люди. Мы встречаемся. У меня трое близких друзей. Двое стали компьютерщиками, один уже работает в Герцлии, его специальность – управление бизнесом. Я вот биологию учу.

 

Учителей вспоминаете? Что вообще помнится особенным?

 

Атмосфера одной большой семьи. К учителям прийти к можно было в любой момент, и они нам здорово помогали. Некоторые просто занимались с нами дома. И они приходили к нам запросто – проведать, поговорить. Дружили мы и со старшеклассниками. В школе была такая традиция – новичкам десятиклассники устраивали нелегальный экзамен. Вели нас ночью к ручью, и давали разные задания – не всегда приятные. Потом вываливали в пыли и пару раз припечатывали свернутой газетой. Все это называлось посвящение. Было много шума, криков и смеха, и, как правило, никто не обижался. Но исключения были, и, что интересно, эти «исключения» и школьного режима не выдерживали, и оставляли школу... А десятиклассники потом брали нас под опеку – помогали в походах, и во всем остальном.

 

Кому бы ты советовал пойти учиться в эту школу?

 

Тем, кто любит природу, кто не боится оставить город. И еще, этот человек должен уметь жить в коллективе и сходиться с людьми достаточно легко – иначе может оказаться один. Скажи, Давид, а в пустыне ты встречал змей? Конечно. Тех, что меня интересовали, ловил, рассматривал, а потом отпускал. Красивые животные, я их очень люблю, и продолжаю ими заниматься   

 

Вернуться к оглавлению

Свяжитесь с нами
Email Address : allan@jafi.org

 

 

Share           PRINT   
08 Дек 2005 / 7 Kislev 5766 0