Введение

 Роль синагоги как не только религиозного, но и социального института в еврейской истории исключительна. На протяжении веков вокруг нее концентрировалась общинная жизнь. Власти же зачастую видели в синагоге символ еврейской корпоративности и изоляционизма. Не удивительно поэтому, что и судьба синагогальных зданий на территории нынешнего СНГ отражает как роль общины в жизни евреев, так и политику властей по отношению к евреям.

В результате раздела Польши в конце 18-го века на территории Российской империи оказалось значительное традиционное еврейское население. Еврейские религиозно-общинные дела попали под контроль властей, у которых надо было получать разрешения на строительство и на открытие новых синагог. Эти разрешения выдавались не всегда; и тем не менее количество синагог росло.

В советский период большинство синагог в СССР было закрыто, а еврейское население отдалено от тех, что оставались открытыми. Это, наряду с другими факторами, привело к почти полной секуляризации советских евреев и ускорению их ассимиляции. Отобранные у верующих синагогальные здания либо намеренно уничтожались, либо, гораздо чаще, подолгу не ремонтировались, безжалостно и не по назначению эксплуатировались и, в результате, постепенно разрушались.

С распадом СССР в образовавшихся на его месте государствах сложились условия для возвращения синагогальных зданий возрождавшимся еврейским общинам. Разумеется, реституция еврейской общинной собственности, происходящая сегодня, носит лишь частичный характер, так как полное возрождение еврейской жизни вряд ли возможно в условиях массовой эмиграции, демографического кризиса и разрыва в преемственности поколений. Тем не менее, процесс реституции и реконструкции возвращаемых синагог идет уже более десяти лет, вследствие чего синагога, и как религиозное учреждение, и как общинный институт, и как помещение, в котором размещаются еврейские общественные организации, играет все большую роль в странах СНГ.

*          *          *

Эта книга – не только исторический очерк. Она отражает десятилетнюю практическую работу по возвращению синагог и их реконструкции. Именно в результате этой работы в Американском еврейском объединенном распределительном комитете (сокращенно - «Джойнт») скопился обширный материал о синагогах в виде архивных документов и справок, газетных вырезок, ходатайств и регистрационных документов общин, законодательных актов, постановлений органов власти, проектов реконструкции и ремонта, карт и планов, «полевых» отчетов сотрудников Джойнта, служебной переписки, протоколов семинаров по реституции общинной собственности. Кроме того, образовался солидный фото-архив, позволяющий визуально проследить этапы реконструкции ряда синагог.

Книга была создана на базе сложившейся коллекции, с привлечением некоторых старых фотографий и открыток из Архива Джойнта (Нью-Йорк), Института еврейских исследований ИВО (Нью-Йорк), Центра «Петербургская иудаика», Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, Архива Еврейской национальной и университетской библиотеки Иерусалима, а также Центра еврейского искусства Еврейского университета в Иерусалиме. Были использованы также фотографии из коллекций Российского еврейского конгресса, Федерации еврейских общин России и  и из личной коллекции автора.

Серьезных публикаций по синагогам СНГ вообще-то немного. Те же, что есть, концентрируются в основном на вопросах архитектуры и на более старых зданиях, расположенных вдоль западной границы СНГ [i] . При этом обойдены вниманием синагоги, воздвигнутые собственно в России в конце 19-го – начале 20-го веков. О некоторых из них сегодня можно прочесть только в работах по еврейскому краеведению [ii] . Автор, надеется, что настоящая книга несколько выправит этот перекос.

При написании работы автор старался удерживаться от углубления в историю еврейской религиозной жизни в СССР, помня, что его тема – это здания синагог. В то же время было бы невозможно объяснить судьбу синагог, не касаясь, хотя бы вкратце, политики властей по отношению к религии вообще и к иудаизму, в частности.

Книга содержит  сравнительно мало ссылок, особенно во второй своей части. Это произошло потому, что многие использованные документы пока не сданы в архив и не имеют архивных атрибутов. Кроме того автор полагался на свои личные наблюдения, накопленные в ходе многочисленных поездок по общинам СНГ. Для того чтобы не повторять дважды одних и тех же ссылок, английский текст, кстати, несколько облегченный, освобожден от примечаний.

Большая часть использованных фотографий попала в Джойнт задолго до начала работы над книгой. Они были сделаны сотрудниками организации в ходе исполнения ими служебных обязанностей или присланы еврейскими общинами, которым Джойнт оказывал помощь в реституции и ремонте. Поэтому использование этих фотографий для публикации «Джойнта» кажется автору правомочным даже в тех случаях, когда память о том, кто именно их снял, не сохранилась. Большая часть «неподписанных» фотографий сделана Джонатаном Рудником, Михаилом Ставницером, Зиновием Позиным, Дмитрием Любавиным и самим автором. За «подписанные» фотографии автор благодарит Юлия Лифшица, Юрия Алейникова, Сару Левин и Владимира Кантора.

Автор благодарен всем директорам региональных офисов Джойнта, которые помогли ему в сборе материалов для книги, в первую очередь Леониду Смирнову, Алексу Герштейну, Якову Офиру, Игалю Котлеру, Анат Моше, Меиру Зизову, Владимиру Глозману, Мэиру Эвену, Джоэлю Головенскому, а также сотруднице московского отделения Джойнта Анне Цалюк.

            Спасибо всем тем, кто оказал профессиональную помощь в работе над книгой, помог советами и критическими замечаниями, прежде всего научному редактору проф. Беньямину Пинкусу, д-рам Аврахаму Гринбауму, Давиду Раскину, Виктору Кельнеру и  Мэре Свердловой, а также Дану Харуву.

Д-р Исраэль Коэн любезно согласился перевести рукопись на английский язык и литературно отредактировать английскую часть книги.

Моя особая благодарность директору программ СНГ Джойнта Ашеру Острину, который поддержал публикацию книги и написал к ней вступительное слово, а также помощнику исполнительного вице-президента Джойнта Герберту Блоку за его конструктивные замечания.

В заключении автор считает нужным заявить, что хотя работа над книгой осуществлялась в рамках его работы в Джойнте, взгляды, высказанные в книге, являются личными взглядами автора и не обязательно совпадают с позицией Джойнта.


[i] См. например: Piechotkowie, M. & K. Bramy nieba: Bóznice murowane, Warzawa, 1999; Слободян, В., Бойко, О., Лонкевич, Д. Синагоги Украiны, Вiсник, Вып. 9, Львов, 1998; Гельстон, Й. «Синагоги Львова», Галицька брама, №10-11 (34-35), 1997, С. 6-7, 15; Лифшиц, Ю. «Натурные исследования здания синагоги 17-19 вв. в г. Сатанове Хмельницкой области», История евреев на Украине и в Белоруссии, Санкт-Петербург, 1994, С. 120-127; Метельницкий, Р. Деякi сторiики еврейскої забудови Луцька, Киiв, 2001; Котляр, Е.А. Синагоги України другої половини XVI – початку XX століть як історико-культурний феномен. Автореферат дисертції на здобуття наукового ступеня кандидата мистецтвознавства, Харків, 2001.

[ii] Кижнер, Д.М. «История возникновения синагог в Томске», Евреи Сибири, Томск, 2000, С.3-9; Лихановский, И. «Архитектура Владивостокской синагоги», Прикоснувшись к истории. Еврейская диаспора Дальнего Востока России 19-21 век, Владивосток, 2001, С. 5-10; Пудалов, Б. Евреи Нижнего Новгорода, Нижний Новгород, 1998, С. 26-47, и другие.


 

 

Share              PRINT   
12 Дек 2007 / 3 Tevet 5768 0