"Младшая и старшая"   (Бытие гл. 29:1-29)
проф. Нехама Лейбович : "Новые исследования книги Берешит в свете классических комментариев"
     К оглавлению

      Книга Бытие / Недельный раздел Ваец э

29:13 И БЫЛО: КОГДА ЛАВАН УСЛЫШАЛ   

ВЕСТЬ О ЯАКОВЕ, СЫНЕ СЕСТРЫ СВОЕЙ,   

ОН ПОБЕЖАЛ ЕМУ НАВСТРЕЧУ, И   

ОБНЯЛ ЕГО, И ПОЦЕЛОВАЛ ЕГО, И ПРИВЕЛ   

ЕГО В ДОМ СВОЙ; И РАССКАЗАЛ ЛАВАНУ   

ОБО ВСЕМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С НИМ.  

     Когда в Харан пришел раб Авраhама - того, кто в свое время ушел из своей родной страны, от своей родни и от отца своего, поселился в Стране Кнаан и стал там человеком великим, - первый, кто встретил гостя из далеких краев, была девушка, дочь того родственника, к которому направлялся путник. И в этот раз тоже первым, кто встретил гостя из далекой страны, была девушка, дочь того родственника, в которому он направлялся, и встреча их также произошла около колодца, и побежала девушка домой, чтобы сообщить новость, позвать отца и ввести уважаемого гостя под сень крыши их дома. Однако на этот раз пришельцем был не раб прославленного родича, а сам родич.
     Читая рассказ о приходе раба Авраhама в дом Бетуэля (Брейшит 24:2831), мы словно видим, как весть о госте, стоящем около верблюдов - "верблюдов его господина", груженных "всевозможным добром его господина", - пробуждает в доме радостную суматоху, как Лаван, брат Ривки, бежит навстречу пришельцу и называет его: "благословенный Господом". И на этот раз Лаван бежит навстречу гостю и выказывает ему свою крайнюю радость. Однако поскольку нет основания считать, будто Лаван с тех пор стал совершенно другим человеком, мудрецы наши подозревают, что все это радушие - чисто напускное, скрывающее под собой совершенно иные намерения.
     Раши:

     "Побежал ему навстречу" - думая, что тот привез с собой много денег: ведь даже раб из того дома привел с собой десять тяжело нагруженных верблюдов.
      И обнял его" - когда не увидел с ним ничего, подумал, может быть, у него за пазухой спрятаны золотые монеты.
     "И поцеловал его" - думая: может быть, он принес жемчужины и держит их во рту.


     А когда увидел, что его родич - бедняк и стоит перед ним с пустыми руками, он вводит его в свой дом, разочарованный. И с тех пор до сегодняшнего дня звучит этот тяжелый вздох человека, рассчитывавшего хорошо поживиться и обнаружившего, что получил лишь заслугу исполнения заповеди о гостеприимстве, - тот вздох, который слышится в первых словах Лавана, обращенных к Яакову:
 

29:14 И СКАЗАЛ ЕМУ ЛАВАН : "ТАК ТЫ   

ВСЕГО ЛИШЬ КОСТЬ МОЯ   

И ПЛОТЬ МОЯ!"  

     А поскольку на иврите ['ах'] в начале предложения всегда означает противопоставление - здесь же ему ничто не предшествует, - как объясняет нам Раши , Лаван вслух отвечает на свои мысли:

     "Так ты всего лишь кость моя и плоть моя" - "стало быть, мне незачем брать тебя в мой дом, поскольку у тебя ничего нет. Но только из-за того, что ты мой родственник, я позабочусь о тебе один месяц". И Лаван так сделал - однако не даром: Яаков пас его скот.]


     Если спросить: откуда Раши знает, что этот месяц Яаков не находился в доме Лавана на положении гостя - то на этот вопрос отвечает непосредственно следующая затем фраза, :
 

29:15 И СКАЗАЛ ЛАВАН ЯАКОВУ: "ПОТОМУ,   

ЧТО ТЫ - МОЙ РОДСТВЕННИК,   

ТЫ БУДЕШЬ СЛУЖИТЬ МНЕ ДАРОМ ? СКАЖИ   

МНЕ, КАКУЮ ПЛАТУ ТЫ ХОЧЕШЬ?" 

     Не о прошлом он спрашивает - что было, то было, - но только о будущем. О том, будет Яаков работать или нет, - речи нет. Словно договор уже заключен, все ясно и понятно: Яаков обязуется работать на Лавана, а тот настолько в этом заинтересован, что готов ему платить за работу. И остается обговорить лишь размер заработной платы.
     На этом изложение беседы Лавана с Яаковом прерывается. Между последним вопросом Лавана и ответом на него Яакова Тора вставляет два с половиной стиха своих собственных слов:
 

29:16 А У ЛАВАНА ДВЕ ДОЧЕРИ:   

ИМЯ СТАРШЕЙ - ЛЕЯ,   

ИМЯ МЕНЬШЕЙ - РАХЕЛЬ, 
29:17 И У ЛЕИ - ГЛАЗА НЕЖНЫЕ,   

РАХЕЛЬ ЖЕ БЫЛА СТАТНАЯ   

И КРАСИВАЯ. 
29:18 И ПОЛЮБИЛ ЯАКОВ РАХЕЛЬ... . ... 

     Только после этого отступления (безусловно, значительно усиливающего ожидание ответа Яакова о плате, которую желает получить за свою работу пастух - третий праотец народа) следует продолжение:
 

29:18 И СКАЗАЛ ОН: "БУДУ РАБОТАТЬ   

НА ТЕБЯ СЕМЬ ЛЕТ ЗА РАХЕЛЬ,   

ДОЧЬ ТВОЮ МЕНЬШУЮ."   : 

     Ясное, недвусмысленное предложение: я обязываюсь дать тебе то-то и то-то, а получить за это хочу Рахель, дочь твою меньшую . Полное определение: имя, родственное отношение, возраст.
     Раши:

     Для чего все эти приметы? Зная, какой обманщик Лаван Яаков сказал: "Буду работать на тебя за Рахель ", а чтобы Лаван не решил привести другую Рахель с улицы, добавил: " дочь твою ", но чтобы Лаван не вздумал поменять имена своих дочерей и назвать Лею Рахелью, Яаков уточнил: " меньшую ". И все-таки это не помогло: Лаван обманул его.


     Но насколько ясно и недвусмысленно предложение Яакова, настолько же неопределен и уклончив ответ Лавана:
 

29:19  "ЛУЧШЕ ОТДАТЬ МНЕ ЕЕ   

ТЕБЕ, ЧЕМ ОТДАТЬ ЧЕЛОВЕКУ   

ДРУГОМУ; ЖИВИ СО МНОЙ!"   : 

     Что это - обещание? Обязательство? Трудно ответить на этот вопрос положительно. Что последовало за тем - хорошо известно.
 

29:25 И БЫЛО УТРОМ: (ПОСМОТРЕЛ ЯАКОВ) -   

И ВОТ: ЭТО ЛЕЯ. 

     Всю муку того, кто работал семь лет (годы, которые показались несколькими днями - так он любил ее), все негодование этим унизительным оскорблением, всю боль за то, что уже невозможно исправить, изливает Яаков всего в нескольких словах:
 

29:25  "ЧТО ЭТО ТЫ МНЕ СДЕЛАЛ?   

ВЕДЬ ЗА РАХЕЛЬ Я РАБОТАЛ У ТЕБЯ!   

ЗАЧЕМ ЖЕ ТЫ ОБМАНУЛ МЕНЯ?"   : 

     И, тем не менее, те самые мудрецы, по стопам которых мы шли до сих пор, объяснения которых, возможно, кажутся несколько пристрастными в их стремлении представить образ Яакова совершенно светлым, а Лавана - беспросветно темным, тем самые мудрецы за возгласом невинно оскорбленного вдруг слышат голос беспристрастного Судьи, воздающего по заслугам каждому человеку - каждому без исключения:
     Старый мидраш раби Танхума, Ваецэ 11:

     Всю ночь Лея вела себя, словно была Рахелью, настало утро - "и вот: это Лея" (29:25). Сказал он ей: "Дочь обманщика! Зачем ты обманула меня?!" А она ответила: "А ты - зачем обманул отца своего? Когда он спросил тебя: "Ты ли сын мой Эйсав?", ты сказал ему: "Я, Эйсав, первенец твой", а теперь ты спрашиваешь меня, зачем я тебя обманула? Да ведь твой отец сам сказал про тебя: "Пришел твой брат и хитростью взял благословение твое"!


     В словах "зачем ты меня обманула" мудрецы слышат эхо слов "И хитростью взял благословение твое", а Яаков - эхо "оглушительного вопля, горестного несказанно", которым разразился Эйсав (27:34). И еще видят мудрецы в дальнейших словах Лавана:
 

29:26  "ТАК НЕ ДЕЛАЕТСЯ   

В НАШИХ МЕСТАХ - ВЫДАВАТЬ ЗАМУЖ   

МЛАДШУЮ ПРЕЖДЕ СТАРШЕЙ". 
      - наказание Яакову за совершенный им грех 1 .
     Лаван, безусловно, не знал всего, что произошло в доме Ицхака, и, в частности, что сказал Ицхак про поступок своего сына, однако Всевышний вложил в уста Лавана именно эти слова, а не другие. И Яаков услышал в них - а вслед за ним и мы - нравственный урок колоссального значения: что за любой совершенный грех неизбежно приходит наказание. Даже за такой грех, благодаря которому была предотвращена страшная ошибка, даже за такой грех, единственной целью которого было исправление несправедливости, даже тогда, когда обманутый признал правоту обманувшего и сказал: "Пусть же также благословенным он будет!" (27:33). И вот Яаков в свою очередь обманут, и вынужден взять в жены двух женщин, любя только одну из них, и в доме его нет мира - ни между его женами, ни между их детьми, - и на многие дни образуется трещина между сыновьями Леи и сыном Рахели.


1 См. выше, гл. "Пришел твой брат и хитростью взял благословение твое".



Далее:  "Разве я вместо Бога?"    (Бытие гл. 30:1-2)


 

 

Share              PRINT   
11 Янв 2006 / 11 Tevet 5766 0