История жизни Якова Лиаша
 
 
13.07.2008 12:26:11
   

Яков Лиаш (1916-1997) (с сайта www.angelfire.com/sc3/soviet_jews_exodus/POZ_s/POZ-45-1.shtml)

Родился в 1916 г. в Днепропетровске, Украина. С 1921 по 1940 гг. семья Лиаша проживала в Шавли, Литва. Учился в гимназии «Тарбут», и в 1928 г. примкнул к «Бейтару». Был активным деятелем еврейской общины и корреспондентом газет «Идише Штиме» («Еврейский голос»), «Ундзер Момент» («Настоящее время»), «Дер Эмес» («Правда»). В 1937-38 гг. был командиром «Бейтара» в Шавли. После советской оккупации организовал подпольную группу, в которую входил также Дов Шилански, будущий член израильского парламента, а также был в тесной связи с И. Пуляревичем - оперативным офицером «Бейтара» Литвы, ответственным за подпольную деятельность. С началом войны эвакуировался в город Мари, Туркмения, и его маленькая квартира стала местом встречи сионистов-подпольщиков. В 1942 г. переехал в город Крамина, Узбекистан, и продолжал сионистскую деятельность. В 1945 г. был арестован советскими органами по обвинению в «измене Родине, в распространении антисоветских сионистских материалов и в написании труда о евреях Бухары». Был осужден к 10 годам заключения в ИТЛ. Освободился в 1954 г. и вернулся в Вильнюс. В 1969 г., наконец, получил разрешение репатриироваться вместе с семьей в Израиль. В 1970 г. вместе с И. Пуляревичем, А. Штукаревичем и другими основал «Организацию узников Сиона». В 1987 г. участвовал в создании книги узников Сиона «Бе-лахав ха-маавак » («В пламени борьбы»). Служил бессменным секретарем «Организации узников Сиона», был делегатом на 29, 30 и 31 сионистских конгрессах и активно боролся за право свободной репатриации евреев всего мира в Израиль, а также за права и честь узников Сиона.

 

Дополнения о Якове Лиаше из его краткой рукописной автобиографии, хранящейся в Центральном Сионистском Архиве, оригинал на иврите:

 

«После нападения фашистской Германии на Советский Союз я бежал из Шавли (Шауляя). Родители погибли и вместе с тысячами евреев города похоронены в большой братской могиле в близлежащем лесу. Я скитался без денег и запаса одежды, переходя из одного населенного пункта в другой. С собой были только сидур и талит. Вместе с беженцами - молодыми евреями я двигался на северо-восток Советского Союза, работал в колхозах, оттуда перебрался в Среднюю Азию – в Узбекистан. Там осел и женился на такой же беженке как и я, тоже родом из Литвы. Мне стало известно о возможности перехода границы в районе Ашхабада в Иран, с тем, чтобы оттуда добраться до Палестины. При переходе границы или подготовке к переходу многие были арестованы и получили по 10 лет тюрьмы, а некоторых даже расстреляли. Я понял, что это нереально.

 

У меня не оставалось иного выбора, кроме как вести двойную жизнь по фальшивым документам, которые я приобрел на чужое имя польского подданного. Я надеялся на то, что это позволит мне выехать в Польшу, в соответствии с договоренностью, достигнутой между Сталиным и генералом Сикорским.

 

(В июне 1941 года был заключен договор, который предусматривал освобождение всех польских граждан, вывезенных в Советский Союз (в основном, в Сибирь) в результате аннексии польских земель в сентябре 1939 года).

 

В моей комнате организовывались встречи сионистской молодежи разных направлений. На встречах обсуждалось, какими путями они смогут попасть в Израиль. Я вел переписку с сионистскими деятелями, и не обратил внимания на слежку НКВД.

 

Ночью 24 июля 1945 года я проснулся во дворе своего дома в окружении солдат. (в Узбекистане лето жаркое и мы часто ночевали во дворе) - так меня арестовали. Во время обыска им удалось найти только мою статью о бухарских евреях. К счастью, не нашли стихов и статьи о Сталине и Гитлере, тогда бы меня просто расстреляли.. Ночью меня привезли в Бухару и бросили в следственный изолятор.. Чтобы сломить морально, меня допрашивали много часов без перерыва. Допрос начинался в 11 часов вечера и продолжался до обеда следующего дня: мне не давали спать. При этом следователь сидел за столом с пистолетом для защиты от заключенного, а я - в 5-6 метрах от него. На меня оказывалось физическое и моральное давление. Прогулки по двору с руками, связанными за спиной, позволялись дважды в неделю. Разговаривать с другими арестованными запрещалось.. Камера находилась под землей, и через зарешеченное окошко можно было увидеть только кусок неба.

 

На закрытом судебном заседании обвинитель представил меня опасным политическим преступником, принадлежавшем к антисоветскому сионистскому течению Бейтар, боровшемуся за создание еврейского государства. Я знал, что моя судьба решена, но заявил обвинителю, что он не понимает, что такое сионизм, и что меня не интересует советская власть и внутренние дела Советского Союза, и сионисты мечтают о своей родине, которая будет находиться далеко от границ СССР. Мне присудили 10 лет лагеря и еще 5 лет поражения в правах.

 

Во время ареста моя жена находилась на 5-м месяце беременности.

 

5 декабря 1945 года родилась моя дочь. Впервые я увидел ее еще через 9 месяцев. Эта встреча была для меня настолько неожиданной, что я впал в ступор и побоялся взять ее на руки. Во второй раз я увидел ее после возвращения в Литву в 1954 году, когда ей было 9 лет...

 

Из тюрьмы меня переводили в различные лагеря : в Самарканд, Ташкент, Ашхабад и в Сибирь. Я выполнял тяжелую физическую работу, но позднее мне удалось работать бухгалтером.

 

В 1948 году я находился в закрытом лагере в Самарканде. После того, как мне стало известно об образовании государства Израиль, я написал письмо в Москву с просьбой освободить меня и отправить в Израиль, с тем, чтобы воевать против арабов и английских колонизаторов. В то время Советская власть хотела ослабить англичан и поэтому поддерживала создание государства Израиль. Я не получил ответа: наверняка мое письмо никуда не отослали. Иначе бы мне добавили срок за измену Родине. Я написал это письмо, когда у меня уже была дочь, но тем не менее, я был готов пожертвовать свою жизнью за Израиль.

 

Иногда мне задавали вопрос, может ли человек чувствовать себя совершенно счастливым продолжительное время?

 

Целый год я прожил на пике счастья, с того момента, когда впервые после долгой разлуки увидел жену и 9-летнюю дочку Эллу, которая кинулась мне в объятия с криками: "Он приехал!" Да, я счастлив. Спустя долгие годы после этих объятий я живу на моей родине, в своей стране. Моя история – история еврейского народа.

 

Со дня моего приезда, я продолжаю свою сионистскую деятельность. Я секретарь исполнительного комитета организации Узников Сиона».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
 

 

 

 

Share           PRINT   
13 Июл 2008 / 10 Tamuz 5768 0